Я личность творческая! Хочу-творю, хочу-вытворяю!
Изверги (Fiends)

В самом начале Господь придумал огромные Небесные двигатели, которые должны были управлять космосом. Орбиты всех звезд и планет лежали в пределах круга, описываемого зубчатым колесом, а маховик созвездий связывал все огромные шестерни в невероятный, самостоятельно действующий механизм. В основе Небес лежал сложный, тонкий узор орбит, эллипсов, периодов и констант, невероятная схема, едва ли поддающаяся осмыслению.
Этими огромными циклами и кругами управляли провидцы. Они знали, что и где произойдет, касалось ли это следующего дня или же событий, отдаленных от самих ангелов миллионами лет. Они работали с теми процессами, которые позволяли Небесам влиять на Землю, следили за ходом Луны, управлявшей приливами, и вращали планету, чтобы вызвать смену времен года. Из всех ангелов они дальше всех отстояли от людей. Они любили своих сестер и братьев, но их обязанности уводили их далеко от Эдема и его смертных обитателей, заставляя надолго оставаться под звездным куполом.
Когда началось восстание, между провидцами произошел раскол. Причиной тому был один из провидцев по имени Ахрималь, который первым увидел ужасные знамения, предвещавшие, как позже выяснилось, Падение. Но в то время Ахрималь и его товарищи верили, что страшное несчастье произойдет в том случае, если ангелы откажутся действовать, поэтому они были среди самых ярых сторонников восстания. На самом деле источников предвиденной Ахрималем катастрофы стало само Падение, поэтому сейчас все Изверги чувствуют некоторую ответственность за ошибку, совершенную их Домом.
Люцифер ценил Извергов как хороших советников и стратегов, так как их способность предсказывать будущее принесла ему несколько быстрых побед. Но война обошлась Дому недешево, ведь они не предполагали, насколько разрушительной она будет. В своем высокомерии они не предполагали, что из действия смогут повлиять на великий замысел.
В конце концов Бог сбросил всех мятежников в Бездну, отведя там для Извергов отдельный ад. Когда-то они были созданиями порядка и размеренности, но Бездну нельзя было систематизировать, направлять и упорядочивать. Без великих двигателей Небес, чья размеренная работа была из жизнью, Изверги стали сходить с ума.
Когда стены Бездны были повреждены Вихрем, Изверги снова почувствовали работу великих двигателей и увидели трещины, за которыми была свобода. Но после освобождения они поняли, что небеса давно заброшены и никем не управляемы, а сам великий двигатель хоть и с трудом, но продолжает работать. Изверги вернули себе свою великую ценность, но она была сломана, возможно даже, не подлежала ремонту. То же самое можно было сказать и о самих демонах.
Группировки: Выше всего Изверги ценят поиск знаний. В их разбитых сердцах живет потребность вернуть ту абсолютную ясность, когда вселенная почти ничего не скрывала от них. Кое-кто считает, что эти попытки вернуться к былой слаженности являются лишь способом отвлечься от внутренних терзаний, которые приводят многих Извергов к Жаждущим. Впрочем, мало кто из Извергов всерьез верит, что уничтожение великих двигателей Творения поможет падшим, а не принесет им еще более жалкую участь, чем заключение в Бездне. По понятным причинам Изверги предпочитают присоединяться к Скрытным, пытающимся найти истину.
Мало кто из Извергов становится Миротворцем, это связано с тем, что до войны они всегда находились далеко от Эдема. Рай никогда не был для них настоящим домом, так какой смысл стремиться к тому, что тебя не привлекает? Второй по популярности фракцией среди Извергов стали Люцифериане. Может быть, это связано с тем, что Люцифер защищал Извергов от нападок в самые худшие дни войны. Старшие из Извергов говорят, что судьба Люцифера еще до конца не определена, хотя никто не знает, почему это так.
Наконец, некоторых из Извергов привлекли идеи Фаустианцев. Они считают, что контроль над судьбами человечества – это лишь еще один способ все упорядочить и классифицировать. Кое-кто из них рассматривает современное человечество как огромный запутанный механизм, по сложности сопоставимый с самим космосом, а также как достойного наследника их умений и знаний.
Введение: Извергов тянет к людям, способным терпеливо искать новые знания, к тем, кто, как и они сами, готовы ставить новые вопросы перед вселенной, дерзко врываясь в запретные области, не боясь запачкать рук или споткнуться в темноте, кого мало волнуют душа или тело. Это может быть репортер, пожертвовавший семейными и дружественными связями ради Большой Истории, или оккультист, добровольно открывающийся неведомым духам, - словом, те, кто может обменять свою душу на знание. Извергов беспокоит не столько сама истина, сколько умение задавать вопросы и добиваться ответов на них. Чем больше человека влечет утерянное или ранее неведомое знание – и чем больше он теряет в процессе поиска,- тем привлекательней он кажется для Изверга.
Вера: Вопросы есть у всех, но не все хотят знать ответы на них. Изверги научились извлекать энергию из этой двойственности. Изверги прекрасно умеют слушать, поэтому люди готовы довериться им, в особенности если они стремятся к власти или знаниям.
Большинство Извергов с низкой Мукой поощряют скорее поиск, чем приобретение знаний. Они выбирают тех, кто стремится узнавать новое, и с помощью тщательно подобранных вопросов подталкивают человека в нужном направлении. Добившись доверия со стороны смертного, они предлагают ему договор, способный воодушевить того на поиск, но вовсе не гарантирующий достижения цели.
По этой же причине Изверги презирают людей, которые хотят получить быстрые ответы на все вопросы. У таких смертных они часто вырывают Веру, показывая им фрагменты ужасного будущего. Они пожинают Веру, чтобы насытиться или чтобы наказать смертного, но создаваемые ими жуткие иллюзии могут привести к увеличению Муки.
Изверги с высокой Мукой предпочитают заключать договоры именно с такими вот любителями быстрых ответов. Они пользуются иллюзиями, чтобы сокрушить смертного и пообещать ему материальные выгоды в будущем, различая при этом тех, кто просто хочет приобретать знания, и тех, кого влечет поиск эзотерической тайны. Впрочем, они могут вырывать Веру и у честных искателей, заставляя тех страдать из-за невозможности узнать правду или же раскрывая им отвратительные тайны, о которых лучше не говорить. Их девиз:
«Ничто не сможет защищать тебя вечно.
Так что не беспокойся о вечности. Беспокойся о настоящем».

Кнуты (Scourges)

До начала Войны Гнева Ангелы-Хранители занимали в Раю завидное положение. Им было доверено передавать священное Дыхание Жизни, поэтому они могли близко общаться с людьми. Более того, на чих возлагалась обязанность защищать все те живые существа, которым они передали Жизнь. Если другие ангелы могли чувствовать вину за некоторое нарушение запрета на вмешательство, то Ангелы Ветра лишь выполняли свои непосредственные обязанности, с любовью наблюдая за людьми, которых они втайне считали своими детьми в той же мере, что и детьми Бога.
Но чем большее удовольствие им доставляло присутствие людей, тем сильнее была их боль из-за невежества смертных. Близость к ним была одновременно пыткой и блаженством, и многие ангелы, разрываемые столь противоречивыми чувствами, подошли вплотную к нарушению запрета. Когда началось восстание, Люцифер нашел немало последователей среди Ангелов Небесного Свода. Дом Поднимающегося Ветра дал восстанию лишь немногим меньше высокопоставленных командиров, чем Дом самого Денницы.
Во время войны Кнуты проявили себя хорошими воинами. Презрение Небес не сломило их волю, наоборот, тяжесть наказания, обрушившегося на человечество, лишь усилила нелюбовь Кнутов к Небу и Небесному Воинству. Ангелы Ветра не могли сравниться с Подателями Основ и ангелами Дикой природы в битвах на физическом уровне, но их скорость и умение незаметно передвигаться сделало их превосходными шпионами, разведчиками и гонцами.
Сейчас, в век освобождения, Кнуты пользуются почти всеобщим уважением. Их подвиги во время войны принесли им репутацию хранящих верность даже в случае тяжких испытаний. Каждой группировке, созданной из недавно освободившихся демонов, требуются верные защитники, в особенности такие, которые способны исцелять правой рукой и калечить – левой.
Группировки: Кнуты, сохранившие надежду, присоединяются к Миротворцам. Видение исцеленного мира им ближе, чем мир, управляемый Фаустианцами или разрушенный Жаждущими.
Другие Кнуты продолжают хранить верность Люциферу, веря, что он каким-то образом избежал гнева карающих ангелов. Если он смог спасти себя несколько эпох назад, возможно, он знает, как спасти человечество. Разумеется, единственный из падших, длительное время проживший в этом мире, может дать более верные ответы на вопросы, чем Скрытные с их постоянными спорами.
Среди Фаустианцев Кнуты встречаются довольно редко. Второй Дом был – да и сейчас есть – кровно заинтересован в безопасности человечества. Они могут проклинать и благословлять, но безразлично манипулировать людьми у них не получается.
Введение: Напуганные души молят о защите, и даже сейчас, после падения, Ангелы-Защитники не могут сопротивляться этому зову. Когда-то Кнуты были для человечества – да и для всей жизни - заботливыми родителями, поэтому плач того, кто нуждается в защите, до сих пор привлекает их внимание.
Но этот мир, созданный на развалинах Рая, переполнен страхами, как настоящими, так и воображаемыми. Кнута может привлечь страх, но потом окажется, что этот страх был основан на чистом эгоизме. Порой Кнуты попадают в ловушку, оказываясь запертыми в телах тех, кто боится последствий собственных непродуманных решений, или кто с ужасом ждет проблем в будущем, не сделав ничего для их предотвращения.
Вера: С точки зрения практики, для Кнута не составит особенной проблемы собрать Веру у смертных. Здоровье высоко ценится людьми. Кое-кто из них готов заплатить любую цену за исцеление, в особенности в том случае, если официальная медицина уже вынесла приговор. Основать церковь или секту, поклоняющуюся «Духам единства», не составляет большого труда для тех, кто действительно может вылечить СПИД, восстановить позвоночник после перелома или излечить расщепление позвоночника у новорожденного. Основная проблема здесь заключается в этической оценке, ведь такие секты, пусть даже косвенно, дают понять, что демон будет защищать своих последователей до конца их жизни. С другой стороны, те Кнуты, которые не хотят врать людям, называют себя духами исцеления и болезней.
Жестокие Кнуты (или просто высокомерные) обращаются со своими слугами достаточно вольно. Проклятие, наложенное на Второй Дом, задело их очень сильно, а знание, что каждый человек рано или поздно обречен умереть, может быстро привести к отчаянию и черствости. С точки зрения бессмертного существа разница между 50 и 15 годами практически не заметна.
Кнуты с низким значением Муки охотно принимают на себя роль защитника. Поэтому они предпочитают делать своими слугами тех, кого считают стоящими своей защиты. «Стоящих» людей, готовых продать свои души, найти не так-то просто, но их моральные качества помогают Кнутам удержаться от ненужного высокомерия.